День третий - 16 сентября (суббота)

Переезд по Германии, въезд в Вену

Противный дребезжащий звук. Действительно, утро добрым не бывает. Службы гостиницы будят нас телефоном. Продираю глаза, включаю телевизор. Штук 15 каналов, пополам немецких и польских. На половине из них мультфильмы и детские передачи: по экрану под бодренькую музыку невротически скачут какие-то сумасшедшие дракончики и медвежонки. Как мне ПЛОХО!

Долго и с мазохическим наслаждением чищу зубы. В пасте столько ментола, что сам чувствую себя дракончиком, во рту все горит. Потихоньку прихожу в себя. Не спеша перепаковываю вещи. Непонятное это занятие - перекладывание вещей между сумками. Все понимают его бессмысленность, но почему-то с упоением предаются ему в каждой гостинице. Неожиданно улавливаю в голове какой-то пикающий высокочастоный звук. Прислушиваюсь - звук пропадает, потом опять появляется. Странно, вчера я не пил. Проверяю стационарный телефон, мобильный, ноутбук, телевизор, радио, потом унитаз, чайник и другую электронику. Звук с упорством, достойным лучшего применения, то пропадает, то появляется вновь. Я уже близок к панике, когда появляется Андрей и объявляет, что у нас под окнами находится переход для слепых пешеходов, который с периодом в 30 секунд упорно пищит на всю улицу, доставая до третьего этажа. Вероятно, пешеходы в окрестности еще и глухие.

Россия и Польша - почти европейские страны. Эта квазиевропейскость хорошо просматривается в мелочах. Дорога: наши туристы переходят улицу в десяти метрах от пешеходного перехода, а их автомобилисты проползают на малой скорости, но все же не останавливаются пропустить пешеходов. Впереди у всех долгих путь к цивилизации.

В 9.30 по Москве завтрак. Про завтрак можно не распинаться, польские гостиницы славятся своей утренней (и не только) кормежкой. Собираемся у автобуса раньше назначенного срока. Никто не опоздал, никто не забыл в гостинице паспорт или чемодан - не похоже это на нас. Все-таки с поездкой что-то не так: может, я догнал не тот поезд, или перепутал хор? Пока не набралось и десяти центов штрафов за опоздания.

Наконец, в автобусе обнаруживается, что Степа положил паспорт в чемодан, который находится в багажном отсеке. Значит, я все-таки в своем автобусе! Ну вот, все встало на свои места.

Заехали на заправку, попутно Степа достал паспорт. Из автобуса почти никто не выходит, всем по-утреннему лениво. Заправляемся долго, но это объяснимо - чем дальше на запад, тем дороже бензин. Объявляю приказ: всем сдать ведра, кастрюли, кружки, тазы и прочие емкости, дабы затариться топливом по полной.

В 11.00 по Москве прибыли на границу - встали, ждем. Народ разбежался осматривать достопримечательности пограничного поста. На той стороне выстроились ветряки, поражающие своей грандиозной бесполезностью. Любой трезвый и мало-мальски грамотный физик понимает, что они дороги и неэффективны, по сути, убыточны, но в этих колоссальных "вентиляторах" есть какая-то завораживающая магия, присущая пылающему огню и журчащей воде.



Ветрячки.

Сидим на границе уже два часа. Нас обгоняют автобусы с норвежками и разными прочими шведами. Паспорта давно собрали для штамповки, но никак не отдадут. Заряда в ноутбуке осталось на полтора часа. Описываю окружающую действительность, скоро, наверное, значок дадут, заслуженный акын хора МИФИ.

12.50 по Москве - Guten Tag, Deutschland! Валера Лапшинский толкает речь с поздравлениями хористам, первый раз пересекающим границу с хором (Польшу за заграницу никто почему-то не считает). Наш оратор выдвигает предложение ввести какую-нибудь традицию для впервые выезжающих с хором. Народ тут же предлагает заставлять их толкать автобус через границу (впрочем, такое уже случалось, несколько лет назад, когда у нашего автобуса не то генератор сломался, не то просто аккумулятор сел).



Какой раз пересекают границу с хором - не установлено.

Германия - замечательная страна по многим причинам, в контексте путешествий автотранспортом она замечательна отсутствием ограничений на максимальную скорость передвижения по автобанам. Дороги не просто ровные, производные по оси "z" у них нулевые вплоть до десятого порядка. Скажем прямо: своими трассами Германия дает прикурить не только России, но и своим соседям по Евросоюзу.

Как выглядит дорожный знак в России? Обычно это забытый после закончившегося в прошлом году ремонта слегка проржавевший металлический диск с красной каймой, в центре которого гордо значится число 40. Часто в специально посаженных рядом кустах акации или, скажем, какого другого растения прячется доблестный сотрудник ДПС, который, несмотря на всю неуместность знака, с удовольствием облегчит Ваши карманы рублей на триста. Ибо понятно, что знак стоит в таком месте, где легковушки любых мастей без ущерба для себя могут ехать, если не 120, то 100 км/ч уж точно.

А вот как выглядит аналогичный знак в Германии. Представьте себе высоченный, метров эдак пять в высоту, шест, на вершине которого крепится солнечная батарея. От батареи питается радар, определяющий факт приближения к знаку транспортного средства. При обнаружении автомобиля или автобуса радар включает табло с числом, к примеру, 130 (такое ограничение выставляется обычно перед поворотами или при ремонтных работах на обочине). После того, как машина проезжает, табло гаснет в ожидании следующей. Надо полагать, что там же установлена и видеокамера. И если уж Вы превысили допустимое значение, то Вас обязательно заснимут, компьютер распознает номер и вышлет счет. Все просто и никакой полиции!



Германия из окна автобуса.

Вот по таким дорогам нам и предстоит проехать сегодня 800 километров до австрийской границы. Внимательный читатель, который в свое время на уроках географии слушал препода, а не списывал алгебру у соседа-ботаника, возможно, удивится нашему маршруту. В самом деле, ехать из Польши в Австрию через Германию, это, как в известной рекламе, добираться из Санкт-Петербурга в Москву через Смоленск. Однако логичный путь через Чехию чреват оплатой 50 транзитных виз, что выливается в кругленькую сумму. Вот поэтому-то "нормальные герои всегда идут в обход".

На дороге периодически встречаются указатели с надписью Ausfahrt, что приводит новичков в изумление. Что же это за заколдованный город, если в него можно попасть с любого места трассы? Студенты строят всевозможные догадки. Но для бывалого путешественника ответ очевиден. Ausfahrt по-немецки означает поворот. Такая вот дорожная магия. Забегая вперед, замечу, что в немецких и австрийских городах встречается похожая загадка, улица со странным названием Einbahn. Неопытные туристы по-первости часто попадают впросак, договариваясь, например, о встрече на этой улице, ведь Einbahn в переводе означает одностороннее движение. В виду узости древних улиц таблички с этим заветным словом украшают многие дома в центральных кварталах старых городов.

Но хватит загадок, вернемся на нашу дорогу. Первая остановка планируется через три часа. А пока репетиции басов. Сначала первых, потом вторых. Всё-таки это очень приятно, играть в карты под неплохое в общем-то пение и при этом отпускать шуточки об отсутствии слуха у баритонов. Гораздо хуже репетировать самому, пока остальные предаются праздности. Наконец, Лия Борисовна выжала из нас все соки, какие сумела, и автобус остановился у придорожного ресторанчика.



Репетиция в автобусе: дирижирует Лия Борисовна.

Немецкий общепит знаменит тем, что в любой точке страны можно за 10-15 евро замечательно "повеселиться". Еда занимает далеко не лидирующую позицию в списке моих жизненных приоритетов, но, дабы у читателя сложилось об этой стороне поездки правильное впечатление, позволю себе посвятить несколько строк обеду. Итак, в этот день немецкие кулинары предложили Вашему покорному слуге суп из шампиньонов, шницель 15 см в диаметре, картошку фри, салат и мороженое mövenpick на десерт (которое по причине нехватки времени пришлось доедать уже в автобусе). Суп представляет собой взбитые блендером грибы и картошку с добавлением сливок и специй, вполне съедобно. Мясо традиционно однообразно вкусное, картошка суховата, но с салатом пошла бы. К сожалению это был европейский салат, состоящий из маринованных овощей, который с моей точки зрения малосъедобен. Все это обошлось в 12,5 евро.



Знающие люди вместо шницеля заказали рыбу (и пиво).

Немцы обслуживали нас неторопливо. Поэтому время отъезда пришлось официально отложить на неопределенный срок. Наконец, мы покинули это не в меру гостеприимное заведение и продолжили путь.

19.15 по Москве. Проезжаем Regensburg, пошли тоннели, но не длинные - по километру, не больше. Обожаю ездить в тоннелях, когда еду в Москве по Лефортовскому, всегда вспоминаю Италию с её бесконечными Апеннинами, нашпигованными тоннелями, как сыр дырками. Самое примечательное, что в районе вышеупомянутого Regensburg'а и гор-то никаких нет, так, холмы, дальние предвестники Альп - можно было бы обойтись и без туннелей, но по мнению немцев дороги должны быть прямыми, и не существует оправданий дорогам "с горками".

Подъезжаем к Австрии. Молодые хористы ждут границу. Когда им докладывают, о том, что в Австрию они только что въехали, раздается вздох разочарования: что же она никак не была обозначена? Ну почему же - стоял дорожный знак!

И все же бывалый путешественник по ряду косвенных признаков может без труда догадаться, что въехал в новую страну. Так, если при въезде из Европы в Россию всегда начинается дождь со снегом или на худой конец поднимается неизвестно откуда взявшийся пронизывающий ветер, то переезд из Германии в более благополучную по сравнению с Россией Австрию ознаменовался для нас лишь мелким дождем, небольшим понижением температуры и заходом солнца.



В магазинчике при заправке.

Последняя десятиминутная стоянка и отправляемся дальше. Когда нечем заняться, правильный хорист начинает петь. Вардан расчехляет гитару и начинается очередной концерт. Однако тенора забирают слишком высоко, и порядочным басам подпевать им совершенно невозможно, поэтому я достаю свой инструмент и иду в конец салона. Там меня поджидают Саша и Паша. Последний уже заготовил свою недогитару с гордой надписью XXL на головке грифа. Как Паша управляется со своей крохотной, вполовину обычной, четырехструнной гитаркой не знает, наверное, и он сам, но зрелище это изумительное.

Хочется чего-то громкого и веселого, чем дурнее, тем лучше, поэтому начинаем с "Как во городе, во Саратове". Младшие курсы валятся со смеху, с Женей Кузнецовым начинается истерика. Требуют на бис, но в один день одну песню два раза у нас петь не принято. Продолжаем концерт классической "Красоткой", удивительно, но для кого-то и она оказывается новинкой! Веселье в самом разгаре. Стоит отметить, что параллельно с нами в передней части автобуса старики поют совсем другие песни. Каждая половина автобуса пытается перепеть другую. Что при этом чувствуют люди, сидящие в середине, я даже боюсь себе представить. Исполнение "Чемоданчика" особенно всех развеселило, так как в начале поездки я вез свой чемодан в салоне, и он всех достал. Слова "А я не уберу свой чемоданчик" в моем исполнении вызывают гомерический хохот. Дальше пошло по нарастающей. Праздник удался!

Через несколько песен у меня уже не было сил ни петь, ни смеяться и я, забрав гитару, пошел приходить в себя.

В жизни каждого человека бывают события, при воспоминании о которых его всякий раз бросает в дрожь. Для многих из нас таким событием стало знакомство с отелем Hütteldorf. Представьте себе комнату, в которой может вполне нормально разместиться неприхотливый видавший виды советский турист. А теперь поместите в нее 8 (да-да, дорогой читатель, ВОСЕМЬ) человек. Думаю, американский или японский турист умер бы, едва переступив порог такого помещения. Мы же только вздохнули … так, что задрожали стекла. Дабы не наводить депрессию, я не стану описывать все ужасы совместного пребывания в таких условиях восьми здоровых мужиков, замечу лишь, что если Вам когда-либо доведется бывать в славной столице Австрийской республики, ни за какие деньги, ценности и прочие бонусы не приближайтесь к этому страшному месту на расстояние одной морской мили.



В тесноте, да не в обиде.

Откровенно говоря, описанное место проживания - назвать это отелем язык не поворачивается - мы получили вполне заслуженно. Руководители поездки слишком долго тянули с планированием маршрута и бронированием мест в гостиницах, в результате свободные 50 коек для нас нашлись только в Хюттельдорфе. Так, имея весьма солидный бюджет поездки, мы вынужденно сэкономили по нескольку десятков евро на человека.

Места особенно не делили, ибо все они были одинаково неудобны. Когда народ решил подзарядить всевозможные электронные устройства, выяснилось, что на восемь человек предусмотрена единственная розетка! Беда. Но я путешественник со стажем. В состав моей дорожной экипировки входит удлинитель-тройник, этого хватило, чтобы зарядить ноутбук и фотоаппарат и оставить одну розетку коллегам. Телефон же у меня долгоиграющий и с самой Москвы подзарядки не требовал.

После расселения некоторые певцы, дабы залить горе, пошли квасить в ближайший бар, а я предпочел предаться объятиям Морфея.